Новый сайт работает в тестовом режиме

Национальная сеть Глобального договора ООН в России

Интервью

Мартин Рич. Я не могу сидеть сложа руки

493

Мартин Рич. Я не могу сидеть сложа руки и не пытаться что-то делать!

Мартин Рич - соучредитель, исполнительный директор Future-Fit Foundation (Великобритания). Обладатель двойной степени магистра по инженерии Куинз-колледжа Кембриджского университета, Мартин более 20 лет работал в области социальных инвестиций в устойчивое развитие, сотрудничая с Social Finance Ltd, JP Morgan, HSBC, UBS, группой G7 и др. С этим багажом пришел к решению стать одним из учредителей фонда Future-Fit, цель которого – помощь в формировании нового экономического инклюзивного общество, способного защитить экологию и социальную справедливость. Будучи приверженным идее борьбы с бедностью, Мартин pro bono помогает британским и международным фондам, таким как Access Foundation, Social Investment Business, Panahpur Foundation и Christian Aid.

М.В. Мартин, мы беседуем для раздела «Стратегия. Тактика. Действующие лица». Как бы вы охарактеризовали по этим трем параметрам ситуацию в мире в целом? Может быть, образно, используя метафоры.

М.Р. В ближайшие годы нам предстоит настоящая битва за выживание нашего вида и способность планеты обеспечить системы жизнеобеспечения человека. Поэтому проще всего использовать военную метафору. Если мы хотим добиться успеха, мы должны быть единой глобальной организованной армией с четкой всеобъемлющей стратегией и руководством, тактическими подразделениями, которым поручено достижение конкретных целей, и отдельными субъектами, каждое из которых правильно обучено и сосредоточено на достижении своих индивидуальных целей в свете общей стратегии. Когда я смотрю на мировой порядок сегодня, то, хотя и вижу некоторые названные элементы, к сожалению, в основном наблюдаю множество небольших групп, бегающих каждая по своей траектории, часто плохо обученных и оснащенных, без четкого руководства, тем более стратегии. Хуже того, некоторые из этих групп нападают друг на друга! Мы должны срочно прекратить этот хаос и вместо него объединиться вокруг общей цели построения процветающего общества на процветающей планете.

М.В. Большую роль в этом играет поиск путей трансформации бизнеса в интересах устойчивого развития и ЦУР. Как бы вы объяснили, что подразумевает такая трансформация?

М.Р. Я считаю, что суть трансформации бизнеса в интересах устойчивого развития заключается в том, чтобы заново открыть истинную цель бизнеса. Последние 40-50 лет мы прожили с убеждением, что его цель - просто делать деньги, независимо от истинной стоимости достижения этой цели для других, а именно планеты и общества в целом. Но на ограниченной планете с ограниченными ресурсами эта вера не могла не оказаться ложной. Растущее экологическое и социальное давление, с которыми мы сейчас сталкиваемся, являются подтверждением и неизбежным следствием этого заблуждения. Однако надежда есть! Мы должны трансформировать концепцию миссии бизнеса: бизнес может приносить финансовую прибыль не сам по себе, а именно и только потому, что является экологически восстановительным, экономически инклюзивным и социально справедливым. Представьте себе, если бы каждая компания подходила к своей бизнес-модели таким образом… Мир не был бы совершенным, но он был бы в гораздо лучшей форме. Для меня это - устойчивое развитие.

М.В. Но для этого бизнес нужно не только убедить, но и вооружить, продолжая вашу метафору. Методиками, принципами, стандартами…

М.Р. Существует ряд научно-обоснованных подходов, которые призваны формировать основы любого такого устойчивого развития. Planetary boundaries Йохана Рокстрома или Фрэймворк для стратегического устойчивого развития (FSSD), часто называемый The Natural Step, на которых мы строим методологию будущего, являются двумя яркими примерами. Конечно, наиболее очевидно сегодня отражают то, как на самом деле выглядит устойчивое развитие, являются Цели устойчивого развития ООН, запущенные в 2015 году. Они стали общим языком для всех, кто помогает объяснить, каким образом ЦУР могут привести нас к процветающему будущему. Однако ЦУР не были предназначены непосредственно для использования частным сектором, поэтому компаниям и инвесторам иногда трудно понять, как реагировать на этот "призыв к действию". В результате мы стали свидетелями растущего числа инициатив, направленных на преодоление этого разрыва, в частности, работы Глобального Договора ООН совместно B-Lab по подготовке дорожной карты ЦУР и ориентиров для бизнеса будущего.

М.В. Что помогает или может помочь компаниям внедрять ЦУР? Какие факторы и барьеры являются серьезными препятствиями?

 М.Р. Тип изменений, о которых мы говорим здесь, - потенциальная перестройка всего вашего бизнеса - требует полного изменения подходов, бизнес-ментальности и значительных затрат времени, усилий и денег. Эти временные рамки гораздо шире, чем даже традиционный средний период нахождения того или иного генерального директора в этой своей роли. Поэтому не только для начала процесса перемен, но и чтобы довести его до конца, требуется огромная решимость со стороны высшего руководства. Кроме того, существует жесткое давление на бизнес с точки зрения краткосрочных финансовых результатов. От этого чрезвычайно трудно отвлечь внимание на то, что окупится в неизвестный момент в будущем, или на неизвестную группу заинтересованных сторон (т. е. общество в целом). Короче говоря, это сильно выходит за рамки традиционных подходов, того, «как делают все», что  приводит к огромной инерции, которую необходимо преодолеть. Все это требует изменения мышления в сторону приоритета долгосрочной выгоды для успеха компании, а также более явной и серьезной выгоду для общества. Если сотрудники вашей компании рассматривают ЦУР как дополнительную работу, которая требует времени и приносит минимальную пользу, естественно, они будут им сопротивляться. Если, однако, они рассматривают реагирование на ЦУР как способ переосмысления пути, который приведет к процветанию бизнеса и в то же время будет действительно улучшать жизнь общества, вы, вероятно, достигнете гораздо более высокого участия и приверженности.

М.В. Вы много лет занимались темой ответственных инвестиций и финансов. Как вы оцениваете современное соотношение между традиционными инвестициями (только ради доходности) и ответственными (теми, кто учитывает дивиденды для природы и общества).

М.Р. Последние отчеты показывают, что приблизительно $30-35 трлн финансовых активов управляются с использованием некоторых ESG-соображений. Это где-то между третью и половиной предполагаемого общего объема, что весьма обнадеживает. Однако следует сказать, что значительная часть этих активов предполагает только очень легкую форму скрининга или даже просто предполагает измерение определенных элементов следа ESG (например, выбросы углерода), но нет попыток что-то сделать с этой информацией. Рассмотрим, напротив, что последний показатель для общей суммы "инвестиций воздействия" (тех, что активно стремятся достичь положительного социального или экологического воздействия) составляет около $0,5 трлн - хорошая сумма для относительно нового рынка, но, очевидно, гораздо меньшая доля от общего объема активов. Моя личная оценка заключается в том, что, возможно, 5-10% этой цитируемой цифры ESG на самом деле имеет положительное значение для планеты и общества, так что это будет равно всего 2-4% от общих финансовых активов - не так уж и здорово!

М.В. Как должна происходить синхронизация глобальной повестки с национальными стратегиями? С политикой и задачами экономик конкретных стран?

М.Р. Должен быть общий набор целей, которые одинаково применимы на всех уровнях-глобальном, национальном, вплоть до отдельных предприятий. Если мы не подойдем к проблеме таким образом, мы просто будем втянуты в споры о том, кто что получает (подход “справедливых долей”) и, в конечном итоге, не сможем добиться значительного прогресса в ограниченные сроки, которые у нас есть. У нас уже есть глобальная тематическая повестка - Цели устойчивого развития, давайте строить оттуда. Развитые страны должны помочь менее развитым странам перейти к наиболее устойчивым решениям и технологиям, минуя необходимость использования старых, грязных технологий, которые в результате только ухудшат ситуацию для них. И, конечно, кто-то должен брать на себя инициативу, а не просто ждать, пока пройдут все остальные…

М.В. Как вы оцениваете перспективы вовлечения бизнеса в глобальную повестку в долгосрочной перспективе? Не останется ли это публичным кредо только крупных компаний, которые вынуждены принимать эти правила игры?

М.Р. Бизнес вносит огромный вклад в решение многих проблем, с которыми мы сталкиваемся сегодня. Бизнес может и должен быть частью решения. И каждый должен играть свою роль. Малые и средние предприятия составляют значительную часть любой экономики. Если повестку дня в области устойчивого развития оставить только крупным компаниям, значительная часть проблемы останется нерешенной. Мы также не добьемся необходимых изменений, если попытаемся заставить только крупные компании придерживаться медленно меняющейся политики - постепенных изменений будет недостаточно. Безусловно, регулирование играет роль "кнута “для отстающих корпораций, но нам нужно, чтобы лидеры шли за” пряниками" лучшей производительности, более низкого риска и более широкой социальной лицензии на деятельность.

М.В. Многие компании сегодня заявляют о своей приверженности ЦУР, но им не хватает экспертизы. В какую сторону должен здесь развиваться консалтинг, те платформы и ресурсы, которые способны помочь бизнесу не просто поддерживать ЦУР, но и внедрять их?

М.Р. Высшее руководство компаний отчаянно нуждается в помощи, когда дело доходит до определения пути устойчивого развития, и это, несомненно, представляет собой огромную возможность для поставщиков консалтинговых услуг. Тем не менее, эти провайдеры сталкиваются с теми же самыми проблемами изменения мышления при предоставлении консультаций, так как они тоже многое из необходимого никогда не делали раньше, они также должны переобучаться. В Future-Fit мы пытаемся решать эту проблему, создав схему обучения и сертификации специально для консультантов. Я думаю, что те, кто быстрее всего сориентируются в этом контексте, несомненно, значительно выиграют от преимущества первого шага.

 М.В. А как вы помогаете компаниям?

М.Р. Что касается самих компаний. Многие часто согласны с ЦУР, но взаимодействуют с ними не очень осмысленно. Мы помогаем бизнесу "операционализировать" ЦУР. Чтобы добиться прогресса в достижении ЦУР, им необходимо последовательно обеспечить две вещи. Первая (сначала) – создать такую ситуацию, чтобы сама компания не препятствовала прогрессу в их достижении. Вторая – предпринимать позитивные шаги по достижению ЦУР. Это напрямую связано как с будущими целями безубыточности, так и будущими положительными целями. Так, например, если вы хотите помочь  ЦУР 1 (ликвидация  бедности), это связано с нашей безубыточной целью “сотрудникам должен выплачиваться достойный прожиточный минимум”. Если вы не платите прожиточный минимум, вы препятствуете прогрессу в борьбе с нищетой. Итак, первый шаг - убедиться, что вы платите прожиточный минимум (безубыточность); второй шаг-решить, что вы можете сделать для сокращения бедности в другом месте (позитивное стремление). Компания может применить такой подход к любой из целей. Мы сопоставили каждую из наших целей безубыточности и позитивных целей с ЦУР, чтобы компании могли видеть, как их действия влияют на ЦУР. 

М.В. Почему эта тема важна лично для вас?

М.Р. Как глобальное общество мы сталкиваемся с двумя огромными проблемами. Во-первых, изменение климата угрожает всему, что мы знаем. Люди, которые не боятся того, что может произойти - или даже отрицают, что изменение климата реально, - просто не понимают проблемы! Во-вторых, разрыв между богатыми и бедными продолжает увеличиваться, отсюда и растущее негодование, которое мы наблюдаем в обществе по всему миру, сопровождающееся неизбежным сдвигом в сторону националистической политики. Это очень опасный коктейль - в лучшем случае он приведет к огромным страданиям во всем мире, а в худшем поставит под угрозу само наше существование как вида. Признавая все это, я не могу просто сидеть сложа руки и не пытаться что-то делать!

 


Статьи и интервью

Наталья Поппель. Мы выбрали этот путь - он правильный и безальтернативный

Наталья Поппель - член Управляющего совета национальной сети ГД ООН с сентября 2020 года. Руководит управлением по КСО и бренду компании «Северсталь», занимается вопросами планирования, реализации и координации общекорпоративных и региональных программ социально-благотворительных инвестиций, социального партнерства и устойчивого развития территорий присутствия компании. Представитель компании «Северсталь» в Попечительских Советах многих культурных, образовательных и общественных институциях России, спикер ключевых российских и международных форумов и конференций по тематике КСО и устойчивого развития. Эксперт в области корпоративной социальной ответственности и устойчивого развития. Окончила Московский авиационный институт, обучалась по различным сертифицированным программам в Школе бизнеса МГИМО, Билстон коммьюнити колледже (Великобритания), Дипломатической академии МИД РФ. В 2017-2018 и 2020 гг. занимала 2-ю позицию, а в 2015-2016 и 2019 гг. возглавляла рейтинг «ТОП-25» и «ТОП-50» директоров по корпоративной социальной ответственности, который проводит Ассоциация менеджеров России.

К 75-летию ООН. Татьяна Валовая. Нет мира без развития, нет развития без мира

Татьяна Дмитриевна Валовая – генеральный директор отделения ООН в Женеве. В 2012 -2019 годах — член Коллегии (Министр) по основным направлениям интеграции и макроэкономике Евразийской экономической комиссии; до этого занимала руководящие должности в Аппарате Правительства Российской Федерации и находилась на дипломатической работе. Действительный государственный советник Российской Федерации I класса. Доктор экономических наук, автор ряда книг и публикаций, посвящённых экономической и исторической проблематике

К 75-летию ООН. Владимир Кузнецов. Одно из наиболее частых слов в словаре ООН - будущее

Владимир Валерьевич Кузнецов – директор Информационного центра ООН в Москве, российский дипломат, карьера которого тесно связана с ООН. После поста заместителя директора Департамента информации и печати МИД России (1999–2008), Владимир Кузнецов в 2008–2015 гг. работал заместителем постоянного представителя России при Продовольственной и сельскохозяйственной организации объединенных наций (ФАО) и Всемирной продовольственной программы ООН (ВПП) в Риме, а также советником-посланником посольства России в Италии. Окончил факультет международных отношений МГИМО (У) МИД РФ. Магистр в области финансов и страхования Финансовой Академии при Правительстве Российской Федерации. Кандидат исторических наук МГИМО (У) МИД РФ. Информационный центр ООН в Москве возглавляет с 2015 года.